"Запреты ни к чему не приведут". Лидер СР в Петербурге об объединении партий, выборах и протестах
ПартииПро политику

«Запреты ни к чему не приведут». Лидер СР в Петербурге об объединении партий, выборах и протестах

На минувшей неделе Марина Шишкина была переизбрана руководителем петербургской «Справедливой России» на третий срок. В интервью «Поребрик.Медиа» она рассказала о стратегии местных «справедливороссов» на выборах, отношении к объединению СР с малыми партиями, протестах, а также оценила политику Смольного, Мариинского дворца и жестокость МВД.

На 22 февраля назначен объединительный съезд «Справедливой России» и двух малых партий «За правду!» и «Патриоты России». Как вам живется в свете этого объединения – эмоционально и технически?

Я не скрываю, что не вхожу в число сторонников объединения с такими партиями. И часть моих коллег по Петербургу также разделяет мои опасения. Это будет довольно специфический «брак». «Справедливая Россия» всегда отличалась значительно меньшим радикализмом, большей палитрой взглядов в партии. И всегда при всех проблемах и объективных недочётах, которые были в партии, она включала в себя людей с разными точками зрения. Например, когда встал вопрос о передаче Исаакиевского собора РПЦ, в партии были диаметрально противоположные точки зрения. В этом и плюс «Справедливой России». Я часто говорю о том, что мы действительно в этом плане демократическая партия. Именно поэтому будущее объединение меня пугает и тревожит. Я доверяю отчасти негативному общественному резонансу, который вокруг этого объединения возник.

Что касается рациональной стороны вопроса, то вы прекрасно понимаете, что последние годы вопрос партийного строительства идёт не совсем естественным путем: как исчезает экономическая конкуренция (почти вся экономика работает на монополиях и госзаказе), так и политическая конкуренция пропадает. Она становится невозможной, а весь политический процесс управляется откуда-то сверху.

Представьте себе, что мы с вами, объединенные идеей, захотим сейчас создать какую-либо партию. Нас никогда не зарегистрируют и не допустят до открытой политической деятельности, если не поступит команда «сверху».

Технически всё-таки как это объединение произойдёт. Пили ли вы уже чай с главой регионального отделения партии «За правду!» Николаем Стариковым, например?

Чай не пили, но в телевизионных эфирах, кажется, встречались. И не могу сказать, что наши взгляды совпадали. Я пыталась найти представителей этих партий в нашем городе и обнаружила только четырех. Один из них – Николай Стариков.

Ситуация в этом смысле для нас благоприятная: в городе людей из этих партий фактически нет. Все-таки у Петербурга другая морфология, другой дух.

Как нам сказали, объединение будет происходить через ликвидацию тех партий и вливание их членов в «Справедливую Россию». И уже на местном уровне мы будем сами решать, принимать или нет конкретного человека в свои ряды. Замечу при этом, что список кандидатов на выборы в Заксобрание у нас сформирован уже на 90%, в Госдуму – на 80%. И вряд ли он пополнится кандидатами из этих партий.

Думаю, в этом избирательном цикле объединение на нас сильно не скажется. Хотя, если говорить о том, добавит ли оно нам голосов, ответ однозначный: не добавит.

Распространена точка зрения, что вами лично получены гарантии от лидера партии Сергея Миронова, что всё как было, так в Петербурге и останется. Получены?

Я скажу так: у нас был разговор с Сергеем Михайловичем, и мы просто констатировали, что с учетом фактического отсутствия этих партий в городе всё как было, так и останется. Мы не можем потерять демократическое крыло партии, какое есть в нашем городе. Все годы моей работы в партии Сергей Миронов доверял нашей самостоятельности, за что я ему благодарна.

Плюс вы были переизбраны главой отделения на очередной срок ещё до объединения.

И это тоже.

С какой повесткой на этот раз партия пойдёт на выборы?

С той же самой, что и всегда. Программа-то у партии хорошая: мы ратуем за то, чтобы государство выполняло все те социальные обязательства перед гражданами, которые прописаны в законах. В Конституции записано, что Россия – социальное государство, что у нас должны лечить, учить бесплатно, помогать в тяжелой ситуации. Но государство последнее время эти обязательства не выполняет. Еще хуже – обманывает. Как это произошло с пенсионной реформой, «оптимизацией» здравоохранения и образования, капитальным ремонтом и тарифами ЖКХ. Вместо социального государства мы построили олигархический капитализм с чудовищным расслоением общества. У нас есть понятие «работающий бедный». Вдумайтесь! В какой европейской стране работающий человек может оказаться за чертой бедности?

Мне стыдно, горько и больно, когда мы по телевизору собираем деньги на лечение детей, хотя колоссальные деньги в последние годы ушли на систему здравоохранения. Да чего там говорить: мы метро – и то не можем в срок построить.

Забота о людях всегда лежала в основе социал-демократических программ. А если говорить о конкретных делах, все эти годы наши петербургские депутаты с маниакальным упорством вносили законопроекты и поправки, призванные решать эти проблемы. Ни разу они не вошли в сговор с партией власти, ни разу не поддержали антинародные законы.

Как будете отвечать на запрос к демократизации, который всё сильнее слышен в обществе? Хотя бы на региональном уровне.

Мы как были встроены в связку партий, организаций и движений, которые стоят на демократической платформе, так и остаемся. В тесном сотрудничестве мы вместе провели муниципальные выборы. И сейчас попытаемся разделить округа на выборах так, чтобы они прошли под условным девизом: «Петербург против монополии «Единой России»».

Петербург был и остается европейским демократическим городом. Петром I он задумывался как окно в Европу. Никогда в Петербурге не будет приоритета махрового и липового шовинизма над демократией. Такой город. И мы в этой нише и работаем.

Может, будь другой человек на моем месте, было бы в петербургском отделении партии что-то иное – политика ведь тоже сейчас сильно персонифицирована.

По поводу персонификации: у вас будет один лидер во главе списка партии, а не тройка лидеров как обычно. Почему?

Мы бы хотели, чтобы так было. Ведь если нет «троек» или «пятерок» во главе списка, каждый кандидат мотивирован работать на своем округе. На выборах в 2016 году у меня на округе был самый высокий процент среди всех кандидатов от партии. Если бы во главе списка тогда не было бы столько позиций, я стала бы депутатом.

В случае «тройки» остальные кандидаты оказываются демотивированы. А мы считаем, что должна быть конкурентная борьба.

Вы уже сказали, что начата работа по разведению округов. Как оцениваете перспективы этого, с учетом того, что почти никогда это не удаётся сделать?

К сожалению, этого не удавалось сделать раньше на Заксовских выборах. Всегда что мешало. Либо личные амбиции участников диалога, спор о том, кто на свете всех милее, всех румяней и белее. Либо разрушительные действия оппонентов из партии власти – для них наше объединение смерти подобно. Думаю, и сегодня на все сто процентов это не удастся сделать. Например, «Партия роста» отказалась участвовать в открытом диалоге. Возможно, коллеги еще передумают, чему лично я буду очень рада. Но даже если мы хоть частично договоримся, хотя бы по округам для ключевых фигур в партии, уже будет замечательно.

С кем вы разговариваете?

Мы разговариваем с коммунистами, «Яблоком», думаю, в дальнейшем и с «Объединенными демократами» будем.

Давайте пройдёмся по трем ветвям власти в Петербурге. Беглов. Что думаете о нём как о губернаторе? Как он работает?

Нынешняя исполнительная власть в последнее время страдает чем-то похожим на семибоярщину. Каждый клан, условно говоря, заводит своего человека во власть и ставит его: то на место председателя комитета, то на место вице-губернатора. И любой губернатор становится заложником этого менеджмента, если это вообще можно назвать менеджментом. Один будет (условно) от Белосельских, второй – от Белозерских. И роль у губернатора незавидная, по моим ощущениям, его задача – удовлетворить клановые интересы. А на текущую работу время остается немного.

Я правильно понимаю, что вы имеете в виду фамилии Ковальчук и Ротенберг?

А я не знаю списка «отцов» влиятельных групп, могу только догадываться. В политическом дискурсе постоянно мелькает, что этот – «человек того-то и того-то».  И любой губернатор – сильный, слабый, лысый, усатый, бородатый – мне кажется, является заложником этой системы.  В ней невелика самостоятельность собственных кадровых решений. Это противоестественно, когда на место председателя комитета или вице-губернатора подбирают человека не по его профессиональным признакам и заслугам, а исходя из того, «чьих он будет». Такая вот порочная система. Предположим, не занимался человек ранее экологией, экономикой, культурой, а ему говорят: «Так, а сейчас ты будешь сидеть тут и курировать вот это».  И человек сидит. Чаще всего молча.  И из-за этого не принимаются важные решения. А зачем? Примешь решение – а тебя снимут.

Только профессионал может честно защищать свою точку зрения, для этого нужны знания и внутренняя сила.  А такие люди, похоже, сегодня не востребованы. Вот и процветает отрицательная селекция в подборе кадров.

При таком подходе система не работает, и ты можешь быть губернатором двадцати пяти пядей во лбу – все равно маловероятно, что что-то получится.

В Законодательном собрании вроде бы как один менеджер – Вячеслав Макаров. Обошедший вас на прошлых выборах Андрей Анохин недавно сказал, что считает ошибкой свой голос за Макарова как за спикера парламента. Как вам вообще Мариинский дворец и его работа?

Андрею Анохину было бы правильно сказать об этом в начале работы созыва, а не в самом конце.

Современный Мариинский дворец уже не представляет собой парламент – это что-то другое, какое-то новое образование, где всем оппозиционным депутатам выключают микрофоны.

Парламент — это когда все депутаты равны, а председатель парламента — такой же депутат. Когда у каждого есть возможность высказать свою точку зрения, даже если она «неправильная» — и делается это с уважением. Когда парламент открыт для журналистов и простых граждан, а не загорожен заборами.

То, что мы говорили о Смольном, подходит и к ЗакСу. Это такие системы управления, такие новообразования, которых мы раньше не видели.

Хочу спросить о полиции. У вас есть понимание, почему в Петербурге она так сильно лупит протестующих? Людям ломают руки, толкают в живот, огромное количество задержанных на каждой несанкционированной акции.

Не знаю, почему это все так происходит. Может, потому что город большой и кто-то думает, что его не узнают: лица в шлемах, жетоны замазаны, и их тут никто не найдёт.  Я считаю, что такие избиения очень быстро ускоряют процесс политизации общества. У моих знакомых сын пошел с девочкой на свидание на Марсово поле, а их там «повязали». Они вообще не имели никакого отношения к митингам. Просидели в полиции сутки. И когда парень вышел – сказал: «А вот теперь я буду ходить на все акции».  Неоправданная жестокость граничит с очень серьезной несправедливостью – и воспринимается острее. Поэтому таких мальчиков сейчас становится больше.

Никакие запреты ни к чему не приведут. Дайте людям спокойно выйти и высказать свою точку зрения: про президента, про Навального, про кого угодно. Дайте им исполнить свой гражданский долг. Ведь даже на несогласованные митинги люди все равно выходят.

Такое ощущение, что кто-то сидит и думает: «Надо общество ещё больше политизировать, чтобы ещё больше сопротивлялось». Может, это какой-то «враг Родины»?

Знаете, у меня много знакомой молодежи. Ребята говорят: «Мы выучились, получили высшее образование, заплатили за него деньги. А в итоге: у нас нет никакой работы. Мы не видим никакой перспективы. Мы будем участвовать во всех акциях».

Всё. Тупик. И Навальный тут ни при чем.

Это одна стратегия поведения. Вторая – уехать из России. Что вы можете сказать тем, кто хочет покинуть Россию?

Каждый человек выбирает то, что в этот момент ему по совести. Уехать могут не все, и не все хотят. А кто уехал, тоже, может быть, не навсегда. Они, возможно, сделали это, чтоб собраться с силами, что-то осознать. И я уверена, что многие вернутся в Россию, когда здесь появятся перспективы, будет свет. Так это уже случалось. А те, кто сочтет правильным жить в другом месте – отчего же и нет? Я всегда за свободу выбора. Мне очень жаль, что молодежь уезжает. Да, я считаю, что «где родился, там и пригодился», и на что учился, на то и пригодился. Но не всегда  Россия дает такие возможности. Это честно, это правда.

Будем наблюдать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Будем вместе
Метки
Показать
Новости SMI2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: