Art-covid. Рассказ художника в эпоху коронавируса
#О высоком

Art-covid. Рассказ художника в эпоху коронавируса

В галерее Antonov сейчас идёт выставка «От зари до зари» петербургского молодого художника Андрея Андреева, который сделал работы на актуальную тему — посвящённые пандемии нового коронавируса.

В центре внимания художника — история  пациентки обсерватора “Заря”, политики и их абсурдные решения. О том, почему именно в таком ключе он решил раскрыть эту тему и как пандемия отразилась на сфере современного искусства, Андрей Андреев рассказал нашему изданию. 

Почему именно было важно сделать именно политическое высказывание, изобразить политиков?

Есть такое известное выражение — “искусство всегда политично, потому что оно публично”. Я использую социально-ориентированный метод.  

Почему в образе Pepe Frog — испрользуя мем движения американских националистов, официально объявленный в США символом ненависти?

Лягушка — это интерпретация Насти Хаустовой, автора сопроводительного текста. Это зелёного цвета человечки, такой образ человечества эпохи пандемии. Я меньше ориентирован на какую-то визуальную форму, для меня важна социальная составляющая проекта, поэтому я оттолкнулся от той истории, которая случилась с моей подругой Верой, мне она была важна в первую очередь. Она после возвращения из Тайланда в Россию попала в обсерватор “Заря”. Что меня триггернуло — это то, что по закону она должна была там провести 14 дней, а провела 16, отпустили её только благодаря этому видео, которое она записала, которое мы стали отправлять в разные СМИ. После публикации отпустили домой и её, и ещё шестерых человек. 

фото: Роман Соколов.

Эта история стала спусковым крючком, она не оставляла меня в покое, и когда Вера вышла, я стал рисовать с натуры — там и получился этот проект. Я захотел дать голос истории, произошедшей с Верой, ведь таких историй произошло очень много, но они остались неуслышанными. 

История о том, что человек два лишних дня провёл в обсерваторе?

Да. Человека удерживали незаконно в не совсем приятных условиях — запертой снаружи в комнате с маленькой форточкой. Врачи, Роспотребнадзор, все переводят друг на друга стрелки, непонятно к кому обращаться. Хорошо, что вышла на два дня позже, а могла бы выйти и через неделю. 

Почему было важным создать карнавальность, внести иронию в трагический процесс?

Я так строю свою художественную стратегию, я работаю с иронией — за счёт иронии я пытаюсь какие-то вещи проблематизировать и как-то критично к ним подойти. Критика напрямую, как известно, не работает сейчас. 

Не было мысли, что такая ирония может кого-то задеть? Кто-то ведь может сказать — у нас тут люди умирают, а вы иронизируете.

Я ведь иронизирую не над тем, что люди умерли, а над абсурдом, который происходит, над теми действиями, которые принимают наши политики. Как в Москве вводили ограничения в метро, создавая огромные опасные очереди. Или как у нас в Петербурге пенсионерам сделали проезд на дачу бесплатно, а обратно уже за деньги. Парад, массовые голосования за поправки. Очень нелогичные действия, которые меня не оставляют равнодушным, и с которыми я работаю через иронию. Обижаться тут не на что, посыл выставки, как мне кажется, достаточно благородный.

Автор текста позиционирует выставку как “прививку благоразумия для создания иммунитета против лжи и лицемерия политиканов” — в чём, на твой взгляд, заключается ложь политиков, и как искусство становится прививкой против лжи? 

Всё, что произносилось и делалось во время нерабочих дней — это и есть ложь. Не решались какие-то реальные проблемы, которых вообще много. Люди попали в такую ужасную ситуацию. Люди работали — люди лишились работы на два месяца. У людей ипотеки, кредиты, их нужно платить, а работы и зарплаты нет. Люди поставлены в ужасные условия, не говоря о том, что было и много сокращений. Я к тому, что аше государство в должной степени не поддержало народ, это большая проблема, из которой вытекает много других проблем. Сферу культуры, которая мне ближе всего, тоже никто не поддержал, хотя, например, в Германии выделяли деньги художникам — была поддержка, люди думали о своём народе и принимали какие-то меры, чтобы выкрутиться из этой сложной ситуации. А в России такого не произошло. Всё то, что говорилось и делалось — это и есть ложь и лицемерие.  

Как началось ваше сотрудничество девушкой Верой, которая позировала для рисунков, записывала видеозапись и работала администратором выставки?

Вера Кашуба: Мы с Андреем знакомы уже несколько лет, так что между нами уже есть тесные личные отношения. Представь: я нахожусь в этой 10-метровой комнате, пытаюсь выяснить, что происходит — мои вещи собраны, 2 недели прошло, меня не выпускают, я закрыта на ключ, бью ногами в дверь. А что остаётся делать? Через несколько комнат я слышу какие-то крики. Ничего не понятно, тебя должны выпустить, но не выпускают. Врачи на звонки не отвечают, приходит медсестра, молча приходит медсестра, пытаешься в неё цепляться, чтобы она объяснила — когда я попаду домой. А она молча разворачивается и говорит: не ко мне. В этом состоянии я, естественно, начинаю названивать всем, у меня паника, я звонила в Роспотребнадзор, полицию, в федеральное здравоохранение, а они меня отправляют по кругу. Даже полиция сказала, что не знает, как мне помочь и что с этим сделать. Врач, который пришёл, сказал, что я могу попробовать спуститься, но внизу стоит ОМОН. А если я уйду, то это уголовная ответственность. Но при этом побеги всё равно были, но кого-то затаскивали обратно. Какой-то сосед предложил обратиться в СМИ, его забрали через 20 дней после того, как он вернулся в Россию, когда уже вышли все сроки. 

Андрей Андреев: Было много историй про врачей и главврачей больниц, описывались ситуации, когда они предлагали подписывать бумаги с подтверждением коронавируса, потому что за каждого пациента они получают деньги. Моя версия в том, что за каждый проведенный человеком день в обсерваторе им идут какие-то доплаты. 

Вера: В какой-то момент Андрей дозвонился до журналистов.

Андрей: Я понял, что нужно делать эту историю публичной, я позвонил в СМИ, редактор заинтересовался, я дал контакт Веры, вышел её ролик. В тот же вечер мне позвонил сам врач, объяснил причину, почему меня держат — нужно подождать результатов теста, без них не могут отпустить. Когда я вышла, мы с Андреем сразу стали рисовать эту историю. 

Как, на твой взгляд, пандемия отразится на сфере современного искусства?

Мне кажется логичным, что художники будут брать эти темы и создавать какие-то работы, рефлексировать на эти темы — поскольку это важное событие в истории человечества, а художники реагируют на то, с чем они живут.

Появлось достаточно много конкурсов, грантов для художников, чего я не замечал до пандемии. Значительно увеличилась сфера поддержки художников, что даёт очень хорошую возможность поучаствовать в какой-нибудь программе. Можно отправить описание своего проекта. В большинстве случаев опен-коллы связаны с коронавирусом или постпандемической ситуацией — можно получить деньги или на реализацию этого проекта, или просто некую финансовую поддержку, помощь. 

фото: Роман Соколов.

Можете ли ещё порекомендовать какие-нибудь другие интересные проекты в сфере искусства на тему пандемии?

Стал видеть немало хороших низовых инициатив — когда сами художники организуются и делают коллективную выставку или какой-то другой проект с пандемической тематикой. 

У тебя очень интересный опыт образования в сфере искусства — ты окончил и нашу классическую Академию Художеств, и лево-акционистскую школу “Что делать” при ДК Розы, и московский институт База. Можешь подробнее рассказать, как повлияла на становление тебя как художника каждая из институций?

В Академии я окончил факультет графики, мастерскую Андрея Пахомова. Академия — это про воспитание человека, ты воспринимаешь искусство как работу, которой занимаешься целыми днями. Я провел там 9 лет, а потом я стал искать, куда идти дальше. Пришёл в “Что делать”, поскольку они сильно ориентированы в социально-политическую сторону. Потом поступил в Москве “Базу”, где мы изучали и философию, и психоанализ. Параллельно я был резидентом “Открытых студий” на Винзаводе, это такое место, где ты работаешь, и в любой момент могут зайти зрители и с тобой пообщаться — это учит рассказывать о своём творчестве самым разным людям, а в процессе проговаривания появляются новые, свежие идеи.  

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Будем вместе
Метки
Показать
Новости SMI2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: