ИнтервьюПро политику

«Горожане — не суицидники и не идиоты». Вишневский о коронавирусе и Конституции

Депутат петербургского ЗакСа Борис Вишневский («Яблоко») был из тех оппозиционеров, кто требовал переноса голосования по поправке в Конституцию. Он считает, что, хотя власть и приняла это решение, в целом её действия по борьбе с вирусом вредны, незаконны и обязательно аукнутся Владимиру Путину, когда голосование всё же состоится.

Накануне вы поделились прогнозом, что ограничения на передвижение подобно тому, как это сделано в Москве, в Петербурге введут 17-18 апреля. Как вы к этому пришли?

Это называется «метод элементарной дедукции». Я всё-таки математик по первому образованию. Начиная с марта фактически все действия, которые предпринимает мэрия Москвы, с интервалом в неделю копируются в Петербурге с очень небольшими изменениями. Распоряжения правительства Петербурга очень похожи на указы мэра Москвы, с той разницей, что какие-то ограничения в нашем городе не стали обязательными, а носят рекомендательный характер. Административные наказания за нарушение так называемой «самоизоляции» мы вводим спустя неделю после столицы и так далее. Из этого я и делаю вывод, что поскольку в Москве решение о «цифровой тюрьме» (о том, что для любых поездок надо будет получать пропуск) принято 11 апреля, то через неделю что-то похожее мы можем увидеть в Петербурге.

Может быть, и не увидим. Но меня настораживает, что в среду на заседании ЗакСа все мои (и не только мои) попытки узнать у члена правительства города Юрия Шестерикова (представляет губернатора в ЗакСе) о том, входит ли введение пропускного режима в планы правительства или нет, ничем не закончились. Либо Шестериков этого не знает, и его не допускают к таким решениям, и решение принимает не правительство, а единолично Беглов, либо Шестериков знает, но не хочет говорить. Но есть вероятность, что такой режим уже планируется, и я бы расслабляться не стал, поскольку пока все, что умеет наша городская власть (как и московская) — это запрещать и ограничивать, наказывать и угрожать.

Может, в Смольном в принципе никто ничего не знает, и все пребывают в нерешительности? И как вообще реакция власти на этот кризис?

Плохая реакция. Я вижу, что там абсолютно не готовы к разразившемуся кризису. Чиновники постоянно заняты какими-то совещаниями и видеоконференциями – совершенно, на мой взгляд, бессмысленное времяпрепровождение. Я уже неделю не могу встретиться с вице-губернатором, который курирует здравоохранение, чтобы обсудить с ним множество важных вопросов, получить информацию, чтобы сообщить её гражданам. И говорят, что он всё время занят на бессмысленных совещаниях у полпреда, у человека, который вообще ничего не решает. Тем не менее, на всё это тратятся часы. И самое главное, что нет информации. Правительство города не информирует нас даже в той степени, в которой это делает московское, о том, какова точная статистика по заболеваемости, сколько и чем болеют, в каких больницах, что с оснащенностью больниц, с защитой врачей и так далее.

Вместо этого нам рассказывают, что всё хорошо, а когда появляется информация, что это не так, следует начальственный окрик, и через пару дней признают, что всё так и есть.

Принимаемые решения – в основном запреты. Те решения о помощи или льготах, которые принимаются, явно недостаточны. Простейший пример. В среду на заседании Заксобрания принимается законопроект об отмене арендной платы для малого и среднего бизнеса, который арендует помещения у города. Вместо того, чтобы прямо написать (как я предлагал в аналогичном законопроекте, который я внес в прошлую пятницу), что мы освобождаем весь бизнес, которому запретили работать, в документе написано, что правительство определит это позже. А дальше выясняется, что весь объем этой помощи это 200-300 млн рублей – эта та сумма, которую недополучит бюджет. Это мизер, учитывая, что общая сумма аренды, которую город собирает за аренду недвижимости в квартал составляет 2,5 млрд рублей, 10 млрд в год. А если власть не готова расстаться с 300 млн рублей из этой суммы, то значит, реальной поддержки бизнес не получит.

Зато быстро и браво вводится наказание для граждан, которые посмеют выйти из дома, будучи старше 65 лет, что, на мой взгляд, прямо противоречит федеральному законодательству и Конституции.

Вы упомянули совещания у полпреда. Ну, может, там вообще не принимают никаких решений, а полпред просто собирает информацию для Москвы. И, кстати, ситуация, когда Кремль вообще не при делах, — это плохо? Некоторые видят в этом проблески федерализма.

Никакой это не федерализм! Что касается совещаний у полпреда, то зачем они? Чтобы полпред поставил задачу, от всех потребовал и доложил в Москву? По принципу армейского анекдота «Знать ничего не знаю, но чтобы к утру было»? А если надо собрать информацию, то совещания не нужны. Какой в них смысл, особенно у полпреда? Я бы еще понял, если бы совещались губернатор, правоохранительные органы и производители средств защиты, чтобы, например, выяснить, куда проваливается всё то, что якобы изготавливается в немыслимых количествах. Где это всё, если этого нет в аптеках и больницах?

Что касается федерализма, то это как раз тот случай, когда центр не имеет права устраняться, перекладывая всё на региональные власти. Сперва у них отняли почти все деньги и полномочия, а теперь говорят, чтобы регионы сами разбирались с вирусом. Простите, Фонд национального благосостояния сосредоточен на федеральном уровне, и его сейчас нужно расходовать на прямую помощь гражданам, о чем мы с коллегами из «Яблока» не устаём твердить каждый день последние три недели. И ничего, никакой реакции!

Прямо видно, как Владимир Владимирович Путин с мучительным выражением лица, со страданием в глазах из себя выжимает очередные крохи для подданных.

Видимо, он рассматривает ФНБ не как фонд национального благосостояния, а как фонд своего личного благосостояния, своих друзей и знакомых.

Чтобы губернаторы действовали в регионах, им неплохо бы дать какие-то законные полномочия. А им фактически сказано: «Делайте, что хотите, эпидемия всё спишет». И решения Собянина в Москве и Беглова в Петербурге, которые ограничивают передвижение граждан, не соответствуют законам и Конституции.  В нормальном суде эти решения отменили бы за пять минут.

Вам на это скажут: «Ну кто ж знал-то, что вирус придёт, у нас вот и законов-то таких нет. И во всем мире принимают чрезвычайные меры».

Чрезвычайные во всем мире вводятся в соответствии с законодательством. Если кто не в курсе, у нас введён только режим «повышенной готовности», и ни в одном регионе не введён карантин, или режим ЧС, или режим ЧП. Я могу согласиться с теми, кто опасается режима чрезвычайного положения, потому что он даёт возможность серьёзно ограничить права граждан, и они выйдут далеко за те меры, что необходимы для борьбы с эпидемией. Но режим карантина точно можно было бы ввести. Но его нет. А в «режиме повышенной готовности» ни один губернатор не вправе запретить человеку выходить из дома, заходить на детскую площадку. Можно ограничить передвижение тех, кто болен инфекцией, чтобы они были на карантине, но почему меры приняты в отношении здоровых?

Если говорить о том, как сделать всё по уму, – какие меры, на ваш взгляд, должны были принять власти?

Я об этом две недели писал губернатору. Если всё делать по уму, то надо объявлять карантин. При этом на власть сразу будет наложена обязанность компенсировать бизнесу весь ущерб, который возникнет. Это значит, что если кому-то в карантин запретят работу, его убытки будут компенсированы. Это не только аренда, это и плата за ЖКХ и зарплата работникам. Да, это значительные расходы. Но давайте пошерстим бюджет, поищем, от чего в нём можно отказаться. Я предлагал, от чего, – и ответа не получил.

Нужны меры убеждения, а не запреты. Не надо считать людей самоубийцами, которых удерживают только мудрые меры правительства, которых только мудрое решение правительства ограждает их от действий, направленных во вред их здоровью. Нет таких идиотов. Никто специально не суётся в толпу, чтобы быстрее подцепить инфекцию. Люди куда-то ходят и ездят сейчас из-за необходимости. Это необходимость ухаживать за родственниками, необходимость попасть в аптеку или магазин, добраться до работы, вообще заработать какие-то деньги на жизнь. Потому что выходные объявили, а денег не дали, сказали: «Выживайте как хотите». Такой политики должно государство придерживаться? 

Мы видим только ограничения, запреты и, мягко говоря, скромные льготы для пострадавшего от всего этого бизнеса. И никаких выплат гражданам на городском уровне.

Только обещанные две тысячи рублей тем пенсионерам, которые отсидят этот необъявленный карантин. Да и то никому это ещё не выплатили – обещали только после 20-го числа. Это куда вообще годится? По моим понятиям, никуда.

Никуда не годится информирование. Я в среду говорил на заседании ЗакСа, что губернатор обязан каждый день час сидеть в телеэфире с трансляцией в интернете и рассказывать о том, что происходит, что он собирается делать и почему. И что получилось из того, что он решил вчера, – оправдалось это или нет. 

Как, например, в самом пораженном коронавирусом городе Нью-Йорке, где губернатор штата каждый день сидит в эфире и рассказывает о борьбе с коронавирусом?

Да не только губернатор штата, но и президент США со своим штабом по полтора-два часа каждый день проводит брифинги. И это нормально. У нас же информации нет, её не узнать, если уж депутаты не могут её получить, то граждане — тем более. Мне пишут письма каждый день: «А смогу ли и я поехать на дачу? Не оштрафуют ли меня? А смогу ли я поехать к моей 80-летней маме за ней поухаживать, не заберут ли меня за это в полицию?» Каждые полчаса ко мне приходит очередной такой вопрос, который нужно как-то попытаться решить. 

Ввели дистанционное обучение для школьников? Прекрасно. Только 35 тысяч школьников не имеют ни планшетов, ни компьютеров, не может учиться. И предложено гражданам скидываться, сдавать ненужную технику. Ну я с двумя семьями поделился тем, что у меня было. Но это же тоже ненормально. Нормальный бы губернатор снял трубку, позвонил бы Ковальчуку или Ротенбергу и сказал бы, что или завтра у школьников будут планшеты, или «послезавтра можешь не приходить ко мне с просьбой, которая касается твоей работы в городе – буду разворачивать с порога». Уверяю, планшеты были бы к вечеру у всех. (Прим. «Поребрик.Медиа»: Через несколько часов после записи этого интервью стало известно, что АБ «Россия», контролируемый Юрием Ковальчуком, закупил для города медицинских средств на 700 млн рублей).

Мы с вами поговорили про исполнительную власть, но хочу обсудить роль парламента. Понятно, что сейчас ЗакС исправно принимает те законопроекты по противодействию вирусу, которые вносятся Смольным. Но вот если вспомнить о «контрольной функции» парламента, то создаётся впечатление, что ЗакС просто умыл руки

Умыло руки парламентское большинство. Оно одновременно идёт на поводу у администрации во всём, с другой стороны, возмущается, когда появляются статьи или сюжеты о том, что депутаты отказались расширить льготы для малого бизнеса, возмущается действиями глав каких-то районных администраций. Простите, но если вы сами сделали глав районов абсолютно бесконтрольными, не возмущайтесь. А если хотите установить контроль, то примите закон, который я ещё пять лет назад предлагал, о том, что главы районов утверждаются ЗакСом по представлению губернатора. Но это же не принимается, это же «потрясение основ, это же нельзя сделать, так как администрация обидится».

ЗакС сейчас никак не выполняет свои контрольные функции. Дальше ритуальных возгласов на заседаниях дело не идёт. А оппозиция в меньшинстве и не может повлиять на законотворческий процесс. Мы вносим поправки к тем же законам о льготах для бизнеса и другие – их не принимают. Нормальный парламент взял бы инициативу на себя в этой ситуации.

Вы не считаете, что после того, как ситуация в обозримом будущем стихнет и мы вернёмся к более-менее нормальной жизни, нужно инициировать слушания в ЗакСе, потому что есть как минимум несколько вопиющих эпизодов? Как, например, с Покровской больницей, когда мы видим замалчивание проблем со стороны городских властей?

Я хочу напомнить, какой механизм у нас введён для парламентских слушаний. Мало того, что необходимо собрать подписи 10 депутатов (это ещё более-менее ничего), но после этого всё это должен одобрить наш комитет по законодательству. Если он даже слушания по обрушению СКК «Петербургский» не допустил, то трудно предположить, что он допустит слушания по тем ситуациям, которые у нас происходят сейчас. Я абсолютно уверен, что всё это будет заблокировано. Я готов инициировать слушания, всё, что угодно, что будет способствовать нормальному парламентскому контролю. Но дальше у нас на пути появится господин [Денис] Четырбок со своим комитетом по законодательству с большинством «Единой России» – и всё. Эту преграду не обойти.

Страшно подумать, что месяц назад была совершенно другая информационная повестка, а сейчас все журналисты и депутаты ушли от этого обсуждения. Я имею в виду, конечно, поправки в Конституцию.

Мы ещё к этому вернёмся.

Вот как мы к этому вернёмся? Как вернуться к Конституции, если она ушла из поля общественного сознания, а сами поправки вступили в силу (так как закон никакого голосования не требует для их вступления в силу).

Да, поправки встуили в силу. В том числе и самая главная для товарища Путина – про обнуление сроков. И всё это без всяких всенародных голосований.

С другой стороны, я бы считал очень полезным и нужным с точки зрения активности граждан, чтобы когда после кризиса будет организовано это голосование, превратить его в политическое поражение Путина.

Это имеет политическое, а не юридическое значение.

Это реальная задача?

Да. Уровень недовольства граждан квалификацией властей сейчас очень серьёзно вырос. Я уверен, что голосование 22 апреля отменили не потому, что власть боялась эпидемии, а потому что боялась результата.

И вы хотите конвертировать недовольство действиями Путина и власти в кризис и непринятие его очередных сроков?

Конечно. Я ещё в декабре сформулировал очень простой лозунг для оппозиции из трех слов: «Мы устали. Уходи!»  

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Будем вместе
Метки

Сеть SMI2

омментариев

  1. «Незаконно» это когда помощник Вишневского Страхов деньги отмывал, а карантинные меры — необходимость.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: