О высокомПро жизнь

Толстые литературные журналы в Петербурге под угрозой. Почему это должно кого-то волновать?

В марте этого года журнал «Звезда» отмечал свое 95-летие. Тогда же на весь город прогремело известие о том, что у издания заканчиваются деньги – и старейший литературный журнал может закрыться прямо в юбилейный год. В мае на Санкт-Петербургском международном книжном салоне с заявлением по этому поводу выступил временно исполняющий обязанности губернатора города Александр Беглов. Он заверил: «Звезда» будет жить, а деньги найдутся. Однако спустя месяц в редакции журнала по-прежнему не уверены, что могут смотреть в будущее с оптимизмом, более того – выяснилось, что проблема эта системная и не только городская.

Очередные предвыборные обещания Смольного

В конце мая в петербургском правительстве заявили, что поддержат толстые литературные журналы. В частности, говоря о «Звезде», врио Беглов сказал, что комитет по печати уже нашел для журнала «внебюджетные источники финансирования», а в будущем должны быть разработаны некие «формы государственной поддержки». Он также отметил серьезный стаж журнала – только, по версии Беглова, «Звезде» 70 лет, а не 95.

Яков Гордин, соредактор «Звезды»:

«Новый председатель комитета по печати действительно нашел спонсора, который перевел на счет журнала 330 тысяч рублей, что дало возможность частично выплатить зарплату, погасить долг перед типографией и запустить июньский номер. За это — искреннее спасибо.

Под формами государственной поддержки, возможно, подразумеваются гранты комитета по печати, которые журнал получает последние годы, но которые, к сожалению, не решают наших финансовых проблем. До 2018 года проблемы эти решала помощь трех, а потом двух московских культурно-благотворительных фондов. В этом году остался один. Что и вызвало кризис.

Сейчас положение наше весьма затруднительное. Мы аккуратно выпускаем номера, но зарплату можем платить только в половинном размере. И удерживаемся на плаву исключительно благодаря поддержке московских частных лиц, которые знают и ценят журнал. Но возможности их ограничены.

Поддержки города, прямо скажем, после получения «внебюджетных денег» пока не ощущаем. До грантов еще далеко. Что имел ввиду наш врио губернатора, точно сказать не могу. Очевидно, Александр Дмитриевич не совсем в курсе дела. К сожалению, пока у меня нет возможности с ним встретиться и прояснить ситуацию.

Полный месячный бюджет журнала 600 тысяч. Пока что наш комитет по печати даже не объявил конкурс на гранты. Стало быть, в самом лучшем случае мы можем получить деньги  не раньше конца июля или скорее августа. Стало быть, у нас финансовая дыра на два месяца. Небольшие  деньги мы получим в конце июля от подписки, что-то  от наших друзей, но это не те суммы, которые могут дыру заткнуть. Вопрос о выплате зарплаты скоро встанет во весь рост».

Отметим, комитет по печати все же объявил конкурс на получение грантов для СМИ. В 2019 году заявки принимаются с 19 июня по 18 июля. Для сравнения: в 2018 году первый этап отбора заявок проходил с 26 марта по 24 апреля, а второй – с 29 мая по 27 июня. В 2017 году – с 3 апреля по 2 мая и с 28 июня по 27 июля. В 2016 году заявки вообще начинали принимать еще в феврале. То есть в предыдущие периоды в сроки, которые огласил комитет по печати в этом году, Смольный успевал распределить по два потока субсидий. «Поребрик.Медиа» направило запрос в комитет по печати с просьбой разъяснить изменения регламента и спрогнозировать, что произойдет с грантами для СМИ в следующем году.

Проблемы политики Минкульта

Рубежным для «толстяков» стал 2014 год. Тогда министерство культуры перестало финансировать комплектование провинциальных библиотек, и журналы лишились возможности поставлять номера по всей стране, а регионы – закупать издания. Последствия того решения ощущаются и по сей день.

Яков Гордин:

«Ситуация в принципе порочная и вызвана, как неоднократно говорилось, стратегией министерства культуры, прекратившего с 2014 года финансирование провинциальных библиотек на комплектование. А это были главные подписчики журналов. Если не будет принято фундаментальных решений, то ситуация обязательно повторится на будущий год.

Я неоднократно предлагал выход из положения:  подписка на два «классических» петербургских журнала – «Звезду» и «Неву» – школьных библиотек и библиотек вузов. В масштабе городского бюджета это весьма незначительные суммы. Еще в начале 2000-х школьные библиотеки подписывались на журналы.  Я получал письма методистов о безусловной пользе этой практики. Но возникают какие-то немыслимые юридические препятствия.

Кризис возник не внезапно. Он был предвидим. О его приближении мы сообщали в Смольный, еще в прошлом году уполномоченный по правам человека Александр Шишлов обращался по этому вопросу к предыдущему губернатору Георгию Полтавченко, который при личной встрече выразил готовность вмешаться в ситуацию. К сожалению, в результате была получена формальная отписка от одного из вице-губернаторов. Увы, нечто подобное происходит с усилиями Шишлова и ныне.

В мае состоялось в Петербурге выездное заседание комиссии по правам человека при президенте. Центральным был вопрос о бедственном положении библиотек и журналов. Когда у библиотек были деньги, не было проблем с бюджетированием журналов. И у тех библиотек, у которых есть деньги, – там стоят толстые журналы, и на них находятся читатели. Комиссией будет вынесена рекомендация пересмотреть политику Минкульта по отношению к библиотекам, потому что это действительно глупость какая-то.

Дело ведь не в нехватке денег. Потому что в 2014 году Минфин предлагал Минкульту 350 миллионов рублей – и Минкульт отказался от денег на комплектование библиотек, мотивируя тем, что главное – оцифровка фондов, что есть абсолютная чушь, потому что в подавляющем большинстве провинциальных библиотек никакой оцифровкой заниматься не будут, там некому, не на чем и не на что. Во-вторых, какой смысл оцифровывать устаревшие фонды, если нет новых поступлений. Это своеобразные идеи нашего министра, который считает, что нужно все перевести в цифру и вообще отказаться от бумажных вариантов. Эти революции никогда ничего хорошего не приносят одномоментно».

Проблема не одной только «Звезды»

В этом году прекратили выпуск сразу два литературных журнала – «Октябрь», который, как и «Звезда», начал свой выпуск в 1924 году, а также поэтический журнал «Арион». Оказалось, что финансовые трудности испытывают не только петербургские «Звезда», «Нева» и «Аврора», но и московские «Знамя», «Дружба народов» и «Новый мир».

Сергей Надеев, главный редактор журнала «Дружба народов»:

«Все толстые литературные журналы, появившиеся в советские годы, сейчас примерно в одном положении. Незавидном. Дело в том, что журналы, как и любая другая культурная институция, не могут существовать на принципах самоокупаемости. Журналы живут на подписку и на гранты Роспечати, которые ещё надо выиграть и потом за них отчитаться. Региональные журналы («Урал», «День и ночь», «Сибирские огни» и другие) существуют на бюджет региональных властей, и неплохо существуют, если власти их поддерживают. В структуре подписки сейчас 90% — библиотеки. И только 10% — физические лица, то есть простые читатели. Это не потому, что журналы неинтересны, а потому что подписка слишком дорога — тарифы «Почты России» на доставку непомерно высоки. Библиотеки же пополнение фондов осуществляют за счёт местного бюджета, министерство культуры с себя эти обязанности скинуло. В Москве, например, я недавно узнал, что библиотекам вообще запретили выписывать бумажные журналы — только электронные версии. Тиражи у всех крохотные, подписных денег хватает только на покрытие типографских расходов и аренду. И только гранты спасают и дают возможность нерегулярно и скромно выплачивать зарплату. Про гонорары вообще забыли. Поэтому те журналы, которые предпринимают адовы  усилия и пробуют искать новые формы взаимодействия с молодой и активной аудиторией, имеют шансы задержаться подольше. Но на это нужны силы, а у редакторов скопилась уже усталость».

Андрей Василевский, главный редактор журнала «Новый мир»:

«Журнал «Новый мир» испытывал в предшествующие годы и испытывает сейчас все нарастающие финансовые трудности. Отчасти нам помогают гранты Роспечати, за что им огромное спасибо. Ситуация с журналом «Звезда» не только не уникальна, а, напротив, универсальна, типична для журналов такого (нашего) формата – «толстых литературных журналов». Московский журнал «Октябрь» прекратил в 2019 году выпуск новых номеров именно по таким причинам».

Кира Грозная, главный редактор журнала «Аврора»:

«У журнала «Аврора» тоже наблюдаются серьёзные финансовые трудности. Так, с начала года не оплачены типографские услуги за выпуск первого и второго номеров нашего журнала (мы выходим шесть раз в год), и третий номер в долг нам уже не сделают. Нечем заплатить за аренду и коммунальные услуги (месяцы — апрель-май). Комитет по печати Петербурга из-за смены руководства до сих пор не объявил конкурс на получение грантов для СМИ — беспрецедентная ситуация, обычно они объявляли конкурс еще в феврале! Именно в середине года у нас ситуация обычно и становится критической: мы уже выжали все, что могли, у друзей, эпизодических спонсоров, из крошечных коммерческих заказиков. А сами мы все, что зарабатываем любыми халтурами, платим — за аренду, коммуналку, почтовые рассылки, канцтовары, налоги с себя в «Авроре». А денег от бюджета все еще нет. Обычно их не было до середины лета. Сейчас (из-за задержки с грантами) — до середины осени? Мы не знаем.

Хотя у нас в «Авроре» бывали времена и похуже. Например, когда меня избрали главным редактором после смерти предшественника осенью 2014 года, — глядь, а долгов у организации — более 1,5 миллиона рублей! И никто ничего нам в долг больше делать не хочет. И судами пугают. И выселить грозят… Те долги мы за пять лет отдали. Крутились, издавали книжечки платно, получали гранты и отдавали свои зарплаты на погашение долгов. И да — сократили штат. По штату нас было восемь человек, стало — два. Правда, после получения грантов мы сейчас нанимаем работников по разовым договорам. Вдвоем можно сколько-то продержаться — месяц, другой. Но весь год — никак. Это все-таки  целая организация — и все-таки творческие проекты».

Наталья Гранцева, главный редактор журнала «Нева»:

«Ситуация «Звезды» не уникальна. Ситуация «Невы» такова же. Оба журнала на грани закрытия».

Яков Гордин:

«Положение «Невы», насколько мне известно, еще тяжелее. Не лучше и в Москве. Журнал «Октябрь», следующий после «Звезды» по возрасту, закрылся. «Знамя» в чрезвычайно трудном положении. Поэтический журнал «Арион», очень важный для поэтов, особенно молодых, закрылся».

Зачем вообще нужны толстые журналы

Критики, писатели и книжные блогеры сошлись во мнении: пусть толстые литературные журналы не во всем кажутся современными, но с чем они точно справляются – так это с выведением молодых писателей на арену большой литературы. Публикация в «толстяке» не гарантирует моментальной известности или публикации отдельной книгой, но повышает шансы. Так, в прошлом году петербургскую премию «Национальный бестселлер» взял роман Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него», впервые опубликованный в журнале «Волга», а затем получивший и книжную версию. В этом году одной из самых обсуждаемых книжных новинок уже стал роман Вячеслава Ставецкого «Жизнь А.Г.», вышедший сначала в «Знамени», а потом отдельной книгой. Дебют ростовского прозаика уже отмечен жюри премии «Большая книга», которое отправило этот роман в финал конкурса.

Ольга Брейнингер, писатель, литературный антрополог:

«Несмотря на то, что толстый «общественно-политический и литературно-художественный» журнал сегодня переживает кризис, я твердо придерживаюсь мнения, что толстые журналы стоит и нужно поддержать и найти возможности их обновления и переформатирования в дигитальном пространстве.

Толстый журнал – уникальный формат, аналогов которому не найти ни в одной литературной традиции. С одной стороны, восходящий корнями к «Современнику» и переживший расцвет в советское время, социокультурный институт толстых журналов сегодня (почти) перестал выполнять ряд функций, на которые претендовал ранее: структурирование жизни читателя через сериализацию, отстаивание и продвижение определенной идеологической позиции, образование читателя. С другой стороны, толстые журналы по-прежнему вносят значительный вклад в формирование литературного канона и селекцию новых имен в литературе. Для многих молодых писателей толстые журналы стали сегодня первой площадкой для публикации и первой ступенькой в профессии. Константин Куприянов, Вячеслав Ставецкий, Арина Обух – лишь некоторые из имен, которые приходят на ум. Уверена, что в будущем таких имен станет еще больше, а толстые журналы найдут новые форматы существования в цифровую эпоху».

Полина Бояркина, главный редактор журнала «Прочтение»:

«Не думаю, что толстые журналы превратились в отживший свой век культурный институт. Так, например, при практически полном отсутствии на российском книжном рынке литературных агентов эту функцию на себя часто берут именно толстые журналы. Практически все молодые авторы, которые недавно издали свои первые большие произведения, до этого публиковались в толстых журналах, а также учились в организованных ими литературных мастерских. Для многих критиков публикация в толстом журнале все еще остается высокой маркой качества, поскольку именно здесь можно получить как качественную редактуру, так и рекомендации от более опытных коллег, хотя, к сожалению, это актуально и не для всех изданий. Они по-прежнему формируют определенные литературные сообщества, объединяющие писателей со сходными творческими манерами и мировоззрениями.

Но нельзя отрицать того, что в стремительно изменяющемся мире и толстым журналам необходимо меняться. Становиться более открытыми и доступными – ведь многие издания практически невозможно приобрести в открытом доступе, единственный способ – оформить подписку на почте.

Именно по этой причине закрытие «Журнального зала» и было воспринято столь трагически (Крупнейший интернет-архив современной русской литературы «Журнальный зал» закрылся в октябре прошлого года из-за прекращения поддержки проекта. Но его не первый месяц обещают возобновить на новой платформе – прим. ред.) Дизайн и формат многих из толстых журналов не менялись годами и сейчас выглядят элементарно устаревшими».

Евгения Власенко, Instagram-блогер Knigagid:

«Недавно спросила в «Инстаграме», читают ли сегодня толстые журналы. Среди популярных ответов: «у меня родители выписывали» и «а что, их до сих пор издают?» В общем, массовый читатель ничего про них не знает. И, смею предположить, в том виде, в котором они сейчас существуют, ему они и не нужны. Толстожурнальная критика тоже сегодня выглядит довольно грустно. Читала недавно статью в «Знамени», в которой критик буквально «ныл», что блогеры их вытеснили. Камон, у нас аудитории разные: мы пишем для читателя, а вы друг для друга, потому что лонгриды эти высоколобые читать же невозможно. Будто гарцуете друг перед другом, кто предложение круче завернет; а что там с книгой, не важно.

Пожалуй, единственная функция, которую ещё выполняют «толстяки», – это вывод новых писателей на «большую сцену». И, хотя издаться сегодня можно и множеством других способов, качество прозы пока все еще лидирует у писателей, пришедших через толстые журналы. Извечные вопросы «кто виноват?» и «что делать?» в отношении «толстяков» висят топором в воздухе уже не один десяток лет. Эволюционировать или умереть. А ещё – простить и отпустить (это менеджменту журналов), перестать думать, что если не мы, то кто, продолжая делать журналы как 25 лет назад».

Яков Гордин:

«Толстые журналы не меняются не потому, что там сидят лентяи, которые не способны ни к какому, как говорится, креативу. Я-то думаю, что как раз смысл толстых журналов – в их консервативности. Ну что нам менять дизайн – хорошо, изменим обложку, что от этого. Что значит другой подход к читателю? Если мне объяснят, что это… Эти формулы я слышу часто, но они не объясняются. Толстые журналы – это стабильный пласт культуры, воспроизведения культуры, и если начать с этим эксперименты, то мы потерям своего читателя и не приобретем нового. Я совершенно не убежден, что нужно что-то радикальное предпринимать. Мы все время думаем относительно какого-то другого типа материалов, и когда находится что-то сугубо актуальное, это идет в журнал.

Есть цифры спроса в интернете – в интернете все-таки в основном молодые люди сидят и среднего возраста. В 2018 году у «Звезды» на «Журнальном зале» было 630 тысяч посещений и 200 с лишним тысяч поисков свежего материала. Мы на третьем месте после «Нового мира» и «Знамени». Существуют сотни тысяч людей, которые спрашивают в библиотеках бумажные варианты журналов. В нашей публичной библиотеке есть специальный научно-методический отдел, который проводит мониторинг всего, что происходит в библиотеках страны. И это 500 с лишним тысяч запросов только за 2017-2018 годы. Более того, среди этих 500 тысяч в провинциальных библиотеках читателями толстых журналов оказываются в основном «люди среднего и пожилого возраста плюс устойчивая группа молодежи», как сообщают нам методисты.

Многие зарубежные университеты, где есть славистика, выписывают «Звезду». Другое дело, что это полторы сотни экземпляров и это не делает погоды. Но, тем не менее, все основные университеты мира выписывают журнал, от Китая до США.

Толстые журналы не случайно существуют 200 лет. Главной их функцией с конца XVIII – начала XIX века в России – недаром это такое специфически российское явление – было создание единого культурного пространства. Россия была и есть необъятна, и, как писал Петр Андреевич Вяземский, у нас от мысли до мысли пять тысяч верст. В разных концах империи читали один и тот же журнал – «Библиотеку для чтения», или пушкинский «Современник» – и представляли себе, что вообще происходит в культуре страны. И, надо сказать, что сейчас журналы выполняют, хотя и с разными поправками, в общем, ту же функцию. Толстый журнал – это микрокосм. Это срез культурного процесса, где есть все: человек, который получает в руки толстый журнал, может представить себе сегодняшний культурный процесс во всех аспектах.

Кроме того, толстые журналы – в основном, для молодых литераторов – это путь в литературу. Да, есть интернет, где можно представить все, что угодно. Но интернет – это безоценочное пространство, где каждый должен напряженно искать что-то, что он считает достойным качества. У классических толстых журналов все-таки есть знак качества. И недаром молодые поэты, молодые прозаики, молодые критики все-таки, как правило, не удовлетворяются возможностью вбросить в хаос интернета нечто, а предпочитают пройти через толстый журнал. Потом уже, когда журнал поступает в интернет, его можно читать там. Но для того, чтобы он мог там выйти, он должен появиться на бумаге».

Будем вместе

Сеть SMI2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: