Про политику

Полузапрещенный Telegram стал авторитетным. Суд признал его СМИ

Коротко

  • В суде представители Беглова не отрицали подлинность его фразы про Резника. Но суд вывел врио губернатора в третьи лица
  • Автор(ка) телеграм-канала "Занавеска ЗакСа" польщен(а)
  • Эксперты опасаются, что решение суда может дать новый механизм безнаказанной клеветы
  • Всё это на фоне того, что Роскомнадзор (который регистрирует СМИ) продолжает бороться с Telegram

Процесс по иску депутата Резника против врио губернатора Петербурга закончился предсказуемо — еще в апреле. Но одна неожиданность есть — она касается причины, по которой за «неправду» в отношении другого человека можно не отвечать.

Российский суд впервые признал мессенджер Telegram средством массовой информации. Это следует из решения Невского районного суда по иску депутата Максима Резника к журналисту Василию Романову и врио губернатора Александру Беглову (есть в распоряжении редакции «Поребрик.Медиа»).

Сам процесс завершился 29 апреля, Резнику в иске отказали. Однако из-за долгих праздников мотивировочную часть решения участники процесса смогли получить только после 12 мая. Напомним также, что к концу рассмотрения дела врио губернатора стал третьим лицом, то есть ответственность ему в любом случае не грозила; единственным ответчиком стал журналист.

В тексте решения судья Елена Игумнова пишет, что журналист, цитируя фразу Беглова о том, что Резник якобы хотел сдать Ленинград фашистам, использовал информацию телеграм-канала «Занавеска ЗакСа» (об этом ответчик Романов действительно заявлял в ходе слушаний).

«Как разъяснил Верховный Суд РФ в п. 10 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утверждённом президиумом Верховного суда РФ 16 марта 2016 года, средство массовой информации не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию, если оно дословно воспроизвело сообщение, опубликованное другим средством массовой информации, и если не будет доказано, что оно знало или должно было знать о том, что распространяемые сведения не соответствуют действительности», — отмечает в своем решении служительница правосудия.

Также судья, как и ее коллега из Смольнинского суда (где слушалось дело с похожими обстоятельствами) признала, что фраза «Сегодня опять там один из депутатов, Резник, выступал и говорил, что надо было сдать город фашистам» — мнение. А за мнение, согласно Европейской конвенции прав человека, ответственности быть не может.

Наконец, в иске Резник оспаривал фразу Беглова о нем «Совсем с ума сошёл». Однако в конкретной публикации сетевого СМИ «Мы можем.Ру» ее не было.

Хотя Невский районный суд считает, что анонимный телеграм-канал — это средство массовой информации, действующий закон о средствах массовой информации такого типа СМИ не предусматривает. Наиболее «современный» тип изданий, котором в нём упомянут — сетевые издания, то есть веб-сайты. Однако, чтобы обладать правами и обязанностями СМИ, редакции и/или издателю недостаточно выпускать тексты, доступные для чтения массовой аудиторией. Для приобретения статуса СМИ требуется регистрация, предусматривающая такие действия как уплата госпошлины, указание полных сведений об учредителях, а потом — отправка Устава СМИ в Роскомнадзор.

К тому же мессенджер Телеграм зарегистрирован полностью в иностранной юрисдикции. Российскими законами установлен запрет СМИ, на долю которых приходится более 20% зарубежного капитала.

Любопытно, что в решении Невского суда отсутствуют подробные сведения об обстоятельствах высказывания, которое сделал Александр Беглов. Там лишь указано, что в статье «процитирована фраза, произнесенная временно исполняющим обязанности губернатора Санкт-Петербурга Бегловым А.Д. в госпитале для ветеранов войн на Старорусской улице». Обстоятельства, а именно публичный характер произнесения слов должностным лицом Бегловым, изучались более часа, и именно на этом основании ответчик Романов просил в иске Резнику отказать (в этом случае законодательство также освобождает от ответственности автора и СМИ).

«Ну все просто: если бы по решению суда нужно было бы «Занавеску» не признавать СМИ, судья Игумнова нас бы СМИ не признала. А тут все по старой системе: решение суда было известно заранее, надо было подогнать к результату», — прокомментировал(а) «Поребрик.Медиа» ситуацию анонимный(ая) автор(ка) телеграм-канала «Занавеска ЗакСа».

«Я вот только думаю: СМИ должно иметь по закону регистрацию и юридический адрес. Ничего подобного у нас нет. Значит ли это, что мы можем теперь указывать в его качестве домашний адрес судьи или адрес суда, где она работает?» — задался (задалась?) вопросом он или она.

«Трудно поверить»

Юрист «Команды 29» Анастасия Бочеренок отмечает, что даже с учетом мотивировки суда, журналисты издания «Мы можем.Ru» должны были опубликовать опровержение.

«В своем решении суд опирается на Обзор практики Верховного Суда РФ, согласно которым СМИ не отвечает за копипаст сообщения, порочащего деловую репутацию, честь или достоинство. Если несоответствующее действительности и порочащее репутацию сообщение опубликовано в одном СМИ и дословно воспроизведено вторым, то последнее избежит ответственности. Условие — редакция СМИ не знала и не должна была знать, что скопированные ею сведения не соответствуют действительности. При этом СМИ не может быть освобождено от обязанности по опубликованию опровержения недостоверных сведений», — отмечает она.

Что же касается той части, в которой сообщение в телеграм-канале приравнено к СМИ, то здесь у юриста остаются вопросы.

«В связи со ссылкой на разъяснения Верховного Суда интересным представляется тот факт, что мессенджер Telegram назван не просто «информационным ресурсом», но и фактически поставлен в один ряд с традиционными СМИ. При этом сам суд называет Telegram «кроссплатформенным мессенджером, позволяющим обмениваться сообщениями и медиафайлами многих форматов, доступный для всех пользователей сети Интернет» (текст из «Википедии» — «Поребрик.Медиа»). Не совсем понятно, кого конкретно суд признает “новоиспеченным СМИ” — сам Telegram или же конкретный канал “Занавеска Закса”, на котором первоначально и были размещены оспариваемые фразы. Возможно, что суд имеет в виду все-таки сам канал, так как именно его и называет в тексте решения “источником” информации», — предполагает медиаюрист.

«К сожалению, Telegram и канал «Занавеска Закса» упоминаются в тексте только единожды, поэтому однозначно интерпретировать мнение суда сложно», — резюмирует она.

По мнению журналиста радио «Эхо Москвы» Александра Плющева (среди прочего ведет программу об интернете и гаджетах; автор телеграм-канала) решение Невского суда развязывает руки желающим кого-либо оклеветать.

«Только так можно объяснить принятое ими решение, поскольку очевидно, что закон возлагает ответственность за цитату либо на зарегистрированное СМИ, либо, если такового нет — на того, кто ее транслирует. В противном случае, мы все будем избавлены от любой ответственности за цитаты, достаточно сослаться на како-нибудь анонимный телеграм-канал, который любой человек может создать в течение минуты», — добавил он.

А что же Роскомнадзор?

Средства массовой информации в России регистрирует Роскомнадзор. И именно это ведомство уже год как занимается блокировкой мессенджера Telegram. На такие меры чиновники пошли после того, как создатель мессенджера отказался переносить его серверы в Россию и делиться данными с силовиками.

Тем не менее, за последний год влияние Telegram лишь увеличилось, его блокировки оказались недейственными. Количество каналов в мессенджере увеличилось, появились медиа, для которых Telegram — основной канал связи. Продолжают использовать мессенджер и официальные ведомства. И даже — Объединенная пресс-служба судов Петербурга.

Будем вместе
Метки

Новости партнёров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: