Нехорошая квартира, ислам и пытки. Что известно о суде по взрыву в метро Петербурга
Про город

Нехорошая квартира, ислам и пытки. Что известно о суде по взрыву в метро Петербурга

Со дня теракта в петербургском метро прошло два года. За день до годовщины началось рассмотрение уголовного дела о взрыве. На скамье подсудимых — одиннадцать человек, все они настаивают на своей невиновности, некоторые заявили о пытках.

Кто и за что

По версии следствия, теракт в петербургском метро был исполнен во имя так называемого «джихада» (священная война). Арестовать удалось не всех обвиняемых и ключевые лица – заказчик/вербовщик, а также организатор/идеолог теракта. Им считается 36-летний гражданин Узбекистана Бобиржон Махбубов с позывным «Ахмед». Следствие считает, что он имеет отношение к запрещенной в РФ террористической организации «Джамаат Таухид валь-Джихад» («Армия единобожия и войны»).

В конце лета 2018 года Махбубов был заочно арестован, он находится в федеральном розыске.

Заказчик преступления также скрывается и арестован заочно. Его зовут Сирожиддин Мухтаров. Он 28-летний уроженец Киргизии. Приверженец радикального движения «Великий Ислам» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Был в Сирии. Примерно в 2013 году решил сделать собственное террористическое сообщество для образования единого шариатского государства.

«Основным средством достижения поставленной цели, по убеждению Мухтарова, являлся джихад — то есть вооруженная борьба против «неверных», к которым Мухтаров относил представителей органов власти и управления, в том числе Российской Федерации, так и лиц других вероисповеданий», — говорится в версии следствия.

На выездном заседании Московского окружного военного суда в Петербурге на скамье подсудимых оказались одиннадцать человек. Аброр и Акрам Азимовы, Содик Ортиков и Шохиста Каримова, Азамжон Махмудов, Ибрагимжон и Мухамадюсуп Эрматовы, Махамадюсуф Мирзаалимов , Сайфулла Хакимов, Дилмурод Муидинов и Бахрам Эргашев.

Аброр и Акрам Азимовы. Занимались денежным и информационным снабжением. Передавали участникам группировки средства связи. Создавали анонимные электронные кошельки для передачи денег. Аброр также вовлекал новых членов в группировку, искал для них жилье.

Содик Ортиков и Шохиста Каримова. Шохиста Каримова – единственная женщина среди обвиняемых. Гражданка Узбекистана, разведена, у нее трое детей. Впервые за 25 лет покинула родную страну и незадолго до теракта устроилась заготовщицей овощей в подмосковном кафе. Содик Ортиков – гражданин Таджикистана, работал поваром в том же кафе. По версии следствия они «обеспечивали предоставление средств связи» членам группировки.

Остальные участники, как считает следствие, хранили и изготавливали СВУ. Выбирали наиболее удачное место для теракта. Все они проживали в квартире на Товарищеском проспекте в Петербурге. Их семеро:

Азамжон Махмудов. Гражданин Узбекистана. Работал строителем-штукатурщиком. К моменту теракта жил в Петербурге три года. Следствие считает, что в свободное от штукатурки время он руководил террористическим сообществом. Определял, какие именно преступления надо делать, передавал деньги и информацию, как изготовить взрывное устройство. Следил за верностью и дисциплиной.

Ибрагимжон и Мухамадюсуп Эрматовы. Ибрагимжон лично знал исполнителя – смертника Акбаржона Джалилова – они вместе работали в кафе «Суши Вок». Один из немногих, кто свободно говорит по-русски без помощи переводчика. Мухамадюсуп – брат Ибрагимжона.

Махамадюсуф Мирзаалимов. Также свободно владеет русским языком. Работал в ресторане PizzaRolla, готовил пиццу. Имеет российское гражданство.

Сайфулла Хакимов. Хакимов – гражданин Киргизии. Он женат, у него три ребенка. На момент теракта он работал на стройке, официально трудоустроен не был.

Дилмурод Муидинов. У Муидинова девять классов образования, он не женат, гражданин Киргизии. Официально был трудоустроен поваром в «Суши Воке». Мать живет на родине, отца нет. 

Бахрам Эргашев. Женат, трое детей. В Петербурге работал на стройке, официально трудоустроен не был.

В зависимости от роли каждого из обвиняемых им предъявлены обвинения в организации террористического сообщества и участии в нем; содействии террористической деятельности; террористическом акте; незаконном изготовлении оружия; незаконном обороте оружия и взрывных устройств. Еще раз повторим, все указанные выше данные о роли каждого обвиняемого — официальные данные правоохранительных органов.

Версия следствия

Обвиняемые входили в террористическое сообщество Мухтарова. Цель организации – «дестабилизация органов власти Сирийской республики» и других стран, в том числе для создания единого шариатского государства.

Штаб-квартира сообщества находилась в сирийском Алеппо. Принимали в организацию «исключительно по национальному признаку» — граждан Киргизии, Узбекистана и Таждикистана. Все подсудимые вошли в организацию в 2013-2017 годах на территории России и Турции.

Затем в Петербурге был организован теракт. Метро выбрали ради наибольшего числа жертв. Обвиняемые изготовили три взрывных устройства. Террорист-смертник Акбаржон Джалилов изготовил два взрывных устройства и пронес их в метро.

Одно из них 3 апреля 2017 года он оставил на платформе станции «Площадь Восстания». Террорист хотел привести механизм в действие дистанционно, но устройство не сработало.

Второе устройство было на нем. Он привел его в действие в вагоне поезда на перегоне между станциями «Сенная площадь» и «Технологический Институт». В результате теракта погибли 16 человек, еще 67 пострадали.

Третье устройство готовили остальные участники в квартире на Товарищеском. В скором времени они планировали устроить еще один теракт.

Версия обвиняемых

Все подсудимые отказались признавать себя виновными. Сильнее всех о своей невиновности заявляет Шохиста Каримова. Она называет дело сфабрикованным и утверждает, что при обыске ей подложили гранату. Она заявляла, что перед приездом следователя ее заставили провести частями взрывчатки по волосам и подмышечным впадинам – оставить биологические следы.

Почти все подозреваемые проживали в одной квартире на Товарищеском. Все, кто там жил, сейчас находятся под следствием. Их родственники считают, что эта квартира – единственное, что действительно связывало этих людей. Такого же мнения придерживается защита.

Отец братьев Эрматовых утверждает, что его сыновья невиновны. По его словам, они почти не были связаны с исполнителем теракта. С ним был знаком только Ибрагимжон – они вместе работали в «Суши Воке» в 2015 году. Ибрагимжон утверждает, что он не общался с Джалиловым даже во время работы, а потом не видел его вообще.

Мать Махамадюсуфа Мирзаалимова говорит, что ее сын случайно оказался в квартире на Товарищеском. Он не жил там постоянно – остановился на несколько дней, пока не найдет жилье получше. Но не успел.

Адвокат Марат Сагитов представляет Эргашева, Махмудова, Хакимова и Мирзаалимова. По мнению защитника, они оказались не в том месте не в то время.

«Возможно, какой-то след вел к этой квартире, но в итоге забрали всех жильцов», — говорит Сагитов.

Но большинство адвокатов пока не озвучили собственную позицию. Говорят, что им нужно больше времени, чтобы ознакомиться с уголовным делом, которое состоит уже из 137 томов.

Сообщения о пытках

В июле прошлого года стало известно, что братья Азимовы направили жалобы в Следственный комитет. Аброр сообщил, что перед официальным задержанием его две недели держали в подвале, пытали и требовали признаться в теракте.

Предполагается, что речь идет о некой секретной тюрьме на юго-западе Москвы. О ней неоднократно рассказывали пострадавшие в своих жалобах в ЕСПЧ. По неподтвержденной информации, в этом месте работают сотрудники ФСБ, а содержатся в основном представители республик Средней Азии. Никакой открытой официальной информации об этом объекте не существует.

Задержание второго брата – Акрама – защита называет постановочным. По его словам, в начале апреля он был в Киргизии – лег в больницу с острым гайморитом. Пятнадцатого апреля спустя несколько часов после операции к нему пришли сотрудники местных спецслужб и забрали на допрос. Через четыре дня стало известно, что его задержали в Москве. Он говорит, что эти несколько дней его также пытали в неизвестном помещении.

Несколько дней назад о пытках рассказал другой обвиняемый — Мухамадюсуп Эрматов. По его словам, пятого апреля утром он вышел на работу, но дойти до нее не успел – на него набросились три человека. Его привезли в какое-то здание, где переодели, надели мешок на голову и повезли, предположительно в Москву. С этого момента и до одиннадцатого мая его пытали и требовали признать, что он знаком с исполнителем теракта.

В это время его брат Ибрагимжон вместе с соседом Махаммадюсуфом Мирзаалимовым искали пропавшего. Они даже обратились в полицию. Сотрудники пришли в их квартиру, сфотографировали ее и ушли.

Через несколько квартиру взяли штурмом. Всех жильцов сначала положили лицами в пол, затем вывели в подъезд, а потом завели назад и заявили, что в помещении нашли взрывчатку подобную той, которую использовали в метро.

Но отец Мухамадюсупа Эрматова не переставал искать своего сына вплоть до одиннадцатого марта. Он рассказал, что много раз обращался в полицию. И один раз полицейские якобы сказали ему, что он зря ищет сына – тот давно находится в руках сотрудников ФСБ.

В четверг в ходе заседания обвиняемые устроили акцию протеста. На листах бумаги они написали: «Мы невиновны», «Нас подставили», «Вы увидите, что на нас ничего нет» и приложили их к стеклам изолирующего бокса. Акция быстро была прекращена приставами. 

Судебные заседания по делу от взрыве в петербургском метро возобновятся на следующей неделе.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Будем вместе
Показать
Новости SMI2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: