О земномПро жизнь

Доцент покинул СПбГУ из-за «голимых болванов» и «ректоратских бл@дей»

В НИИ Химии (бывшем химфаке) СПбГУ – маленький скандал. Стены университета покинул доцент Виталий Никоноров. На прощание своим бывшим коллегам и студентам он оставил пронзительное открытое письмо.

Листовки с обращением доцента кафедры аналитической химии появились сразу в нескольких местах основного здания НИИ в Петергофе. В том числе – на доске объявлений рядом с деканатом. В послании бывший сотрудник обвинил руководство вуза в создании невозможных условий для работы.

Кстати, объявления никто снимать не спешит: как пояснил «Поребрик.Медиа» один из преподавателей, «у нас к таким вещам относятся толерантно».

Тот же собеседник рассказал, что действительно в последнее время ужесточились требования к сотрудникам НИИ, причем к химикам они – самые строгие. Перечень требований регулярно меняется, и человек, подписывая контракт на три года не знает, что от него потребует перед заключением следующего. Выкручиваются как могут. Например, есть требования по грантам? Включают «фиктивных сотрудников» в научные группы этот грант отрабатывающие. Должна быть соблюдена норма по количеству выпущенных дипломных работ студентов – официально меняют руководителя работы с реального на того, кому это нужнее. Доцент Никоноров подстраиваться под новые правила не захотел.

Добавим, собеседник «Поребрика» предположил, что цель жестких требований – сокращение числа преподавателей. Якобы даже есть указание сократить 25 человек (пока уволено 10). Но это – всего лишь предположение, конечно же.

Приводим текст открытого письма.

Почему я ушел из Университета?

Я пришел в Университет в 1987 году. Работал тут инженером, младшим научным сотрудником, научным сотрудником, последние годы доцентом. Пережил вместе с университетом переезд в Петергоф, Перестройку, развал Союза, рыночные реформы 1990-х. А вот пережить вместе нынешнее подлое время оказалось выше моих сил.

Нельзя сказать, что ситуация одномоментно оказалось невыносимой, логика ее развития просматривалась уже достаточно давно, однако все предпочитали не замечать очевидного. Корень нынешних университетских бед заключается в отсутствии сменяемости начальства, его полной независимости от коллектива. Ситуация зашла настолько далеко, что можно уже говорить о формировании внутри университета устойчивой кастовой структуры типа Оруэлловского Скотного двора.

Сегодня в университете по-настоящему процветают лишь группы, связанные с администрацией: голимые болваны с местным юридическим образованием, ректоратские бб. (множественная форма позволяет предположить, что речь о людях легкого сексуального поведения – «Поребрик.Медиа») и административно укорененные посредственности. Все остальные – даже не сотрудники, а персонал. Отношение к последним в высшей степени презрительное как к докучливым попрошайкам, челяди. Нет нужды лишний раз упоминать, что соответствующее разделение самым разительным образом отражается и на уровне материального содержания данных групп лиц.

Администрация университета не несет никакой ответственности за результаты своей деятельности. А они плачевны. Как бы сегодня они не пыжились, пытаясь выдать желаемое за действительное, приходится признать, что СПбГУ утерял свои еще недавно высокие позиции среди российских ВУЗов, позиции же в международном плане утеряны безвозвратно. Ректорат с упоением занимается затратным и бессмысленным самопиаром, не понимая, что это выглядит жалко и смешно, оптом и в розницу торгует именем Университета. Нас всех бесконечно донимают всевозможными рейтингами. Хотелось бы спросить, о каких рейтингах могут говорить люди, не внесшие ничего позитивного в общеуниверситетскую копилку? с моей точки зрения, только о тех, которые происходят от англ. rat (крысятничество)!

Мог ли я остаться в университете? Да мог. Для этого достаточно было написать еще одну статью и подсуетиться с грантом. Но я сознательно этого не делал, ибо еще полтора года назад решил, что дальше рисковать репутацией и сотрудничать со столь «токсичной» организацией как нынешний СПбГУ не имею

Желания. Более того, я спокойно мог бы проработать еще несколько месяцев до очередных перевыборов, но решил уволиться по собственному желанию, так как считаю унизительным допустить, чтобы меня выпихивали за дверь пинками люди, которых я глубоко презираю. Лишний раз адекватность моих оценок подтвердила ситуация с подписанием моего увольнения, имевшая место в канцелярии директора [НИИ Химии Ириной] Баловой, где я даже не удостоился личного приема. Казалось бы, чего проще: встань с кресла, выйди из кабинета (фраза сконструирована в нарочито корректных выражениях — прим. Никонорова), задай пару дежурных вопросов человеку, в течение многих лет читавшему один из основных лекционных курсов на факультете. Никто тебе все равно бы не поверил, но хотя бы видимость вежливости была бы соблюдена. Но нет, этот этап уже пройден безвозвратно!

Мне было бы горько увольняться с Химфака, которому я посвятил большую часть жизни, но волею обстоятельств я увольняюсь из Института Химии — этого новообразования, учрежденного с единственной целью растоптать остатки университетского самоуправления в рамках бывшего Химического факультета. Я прошу остающихся здесь не считать меня дезертиром. Когда и если вам потребуется моя помощь в разборе завалов, оставшихся от нынешних хозяев, я буду рад прийти на помощь.

Бывший доцент бывшего Университета Никоноров В.В.

Будем вместе

Новости партнёров

омментариев

  1. Я тоже ДВА года почти проработал доцентом в костромском госуниверситете. Здесь ПРОЦВЕТАЮТ ПЫШНО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВО И НЕКОМПЕТЕНТНОСТЬ! В марте я принял решение уйти с работы — из за НЕВОЗМОЖНОСТИ КАЧЕСТВЕННО ПРЕПОДАВАТЬ МАТЕМАТИКУ СТУДЕНТАМ! Теперь — на второй группе инвалидности. Государство «богоносное» БРОСИЛО меня «на произвол судьбы» в 2013 голу: НИ ОДИН соц. работник НЕ ПОЯВЛЯЛСЯ в последние годы! РАВНО — как и областная прокуратура Костромы НЕ дала ответ на мою «жалобу на соц. отдел»! Впереди — Россию ждёт истинный коммунизм!..

  2. почему-то быдло, которое за все время работы на кафедре, не принесло никакой пользы, ковыряясь в своей скорлупе с никому не нужными проблемами, и не способное написать приличную статью в нормальный журнал судит о тех кто это способен сделать. Проще писать пасквили на своих соратников, чем статьи! Как наши СМИ любят лузеров! Обидели юродивого, отняли копеечку! Этот человек написал все это, только для того, чтобы его уход заметили. Иначе бы никто и не заметил его отсутствия.

    1. Этого человека уважают и его студенты и коллеги по работе. Он-то как раз был способен и на статью и на настоящую научную работу. И будет, но перед быдлом, которое узурпировало власть на химическом факультете, не считал нужным отчитываться. То что человек был поточным лектором и преподавал столько лет в практикуме и не принес пользы, об этом может писать только тот, кто не знает, что из себя представляет работа поточного лектора или представитель администрации.

      1. Пока он был поточным лектором, он был нормальным человеком. А быдлом стал, когда начал писать пасквили и развешивать по факультету.

        1. А что Вас смущает? Он лекции читал плохо? Или развешивал уже после ухода? А так в Институте химии все замечательно?

      2. Константин, извините пожалуйста, Вы случайно, не заканчивали ли физфак? И не трудились ли у нас в на химфаке в ресурсном центре? И также как и Никоноров В.В. бесславно покинули факультет? Если да, то этот комментарий специально для Вас.
        Комментарий Сергея, на мой взгляд, довольно мягок. Поясню. Преподаватель, читающий лекции и проводящий лабораторные занятия, увольняющийся по собственному желанию в середине учебного года (когда педнагрузка распределена) ставит кафедру да и вообще факультет в довольно трудную ситуацию. Кто вместо него будет тянуть лямку препода ??? Отличный способ для шантажа! Особенно мне жаль студентов, попадающих под разрыв лекционного курса. Вы утверждаете, что студенты его уважали? Не знаю, не знаю, спрошу у моих подопечных, что они думают по этому поводу. Но почти уверен, что нынешние студенты, преподаватель которых свалил в середине обучения, будут не слишком высокого мнения о нем. Зачем Виталик это сделал? Положил заявление об уходе в середине года? Да все очень просто, он прекрасно понимал, что в рамках нынешних требований на должность доцента он переизбраться не сможет, и решил шантажировать своим уходом руководство института, кто же, кто вместо него будет читать лекции??? Однако, как и у всех не дальновидных людей, его план потерпел фиаско. Директор института вместо тог, чтобы упасть ему в ноги и слезно попросить остаться, на любых его условиях, включая переизбрание на должность доцента без квалификационного отбора, просто молча подписала его увольнение. Об этом наш герой пишет в своем пасквиле: «я даже не удостоился личного приема» (цитировано по пасквилю). С чего бы наш «доцент» был так сильно расстроен? Если бы его интересовал разговор с директором – он мог бы легко записаться на прием (вообще-то директор института человек довольно занятой) и обсудить все его проблемы. Нет! Нашему молодцу необходимо было ЛИЧНОЕ участие руководства в его нелегкой судьбе! Не просто резолюция – уволить по собственному желанию – а уговоры и упрашивания остаться, «такого ценного кадра»!

        1. Оставшимся на кафедре преподавателям необходимо повысить квалификацию на курсах русского языка. Это видно и по грамматическим и стилистическим ошибкам.

        2. Григорий, если в вашем ВУЗе все оставшиеся преподаватели такие «грамотеи», то я очень понимаю тов. Никонорова и сочувствую вашим студентам. Ваш маленький спич — просто поле непаханое для правки учительницей русского языка в 7 классе средней школы. «И ТАКЖЕ как и Никоноров…» ; «преподаватель которых», «НЕ дальновидных людей». О пунктуации я вообще молчу: такое впечатление, что запятые расставлялись после написания текста по принципу «эх, была — не была». И что за хамская фамильярность: Виталик. Не удивлюсь, если ваши студенты проявляют к вам аналогичное амикошонство, и вы для них Гришаня.

    2. Про быдло очень самокритично.
      Не разбираясь в ситуации, лучше воздержитесь от подобных высказываний, если претендуете на звание нормального человека

  3. Прочитал выше опубликованный пасквиль.
    Стало грустно за то, что, с подобным человеком мы когда-то могли именоваться «коллегами», много лет встречаться в коридорах Химфака и, возможно, даже раскланиваться. Мне хотелось бы пояснить суть проблемы в первую очередь для автора статьи в пАребрике Василия Романова и других молодых коллег, которые, очевидно, совершенно не в теме происходящего.
    Правила выдвижения на должность доцента (и другие избираемые должности) уже много лет не меняются, все о них прекрасно знают, в том числе и Никоноров В.В. ИТАК, для переизбрания на должность доцента ТРЕБУЕТСЯ: за три года написать ТРИ (SIC!) статьи в реферируемых журналах, участвовать в руководстве ВКР и в любом гранте или НИР в качестве исполнителя.
    Три статьи за три года это много или мало? Отвечу исходя из анализа публикационной активности научной группы, к которой я имею честь принадлежать. ОДНА СТАТЬЯ В ГОД ДЛЯ НАУЧНОГО СОТРУДНИКА ОЧЕНЬ МАЛО. Вообще-то студенты 2-3 курса (при посещении научной лаборатории 3 раза в неделю после окончания учебных занятий) за год делают статью в приличном журнале. Работящие студенты на защиту бакалаврской работы выходят с НЕСКОЛЬКИМИ публикациями. Никоноровым В.В за последние три года была опубликована ОДНА статья в Microchemical Journal в 2016 г. Получается, что Никоноров В.В., к.х.н. и доцент работал ХУЖЕ заштатного студента. Или просто появлялся на работе реже трех раз в неделю. Высказывания типа «Мог ли я остаться в университете? Да мог. Для этого достаточно было написать еще одну статью и подсуетиться с грантом.» (цитата по пасквилю) мне кажутся довольно смешными — ну я, па типу, в лехкую нацарапал бы статью пальцами — тока чиво-та сиводня не хоцца…У Никонорова В.В. вообще со статьями плоховато, с 2010 по 2018 опубликовано только 4 работы, как он только пробился в доценты? Может быть он тоже был «голимым административным болваном или ректоратской б.? (цитата приведена по пасквилю). Спросите себя сами, друзья мои, почему человек активно занимающийся научной работой утаивает ее результаты от научной общественности и не опубликовывает их? Вот то-то. И так далее по списку. За последние 3 года наш «доцент» ни разу не был замечен в руководстве студенческими квалификационными работами. По-видимому, ушлые студенты просто за километр обходили лабораторию нашего героя и шли работать куда-то туда, где им интересно и полезно. Тут, безусловно, сказывается «формирования внутри университета устойчивой кастовой структуры типа Оруэлловского Скотного двора» (цитата по пасквилю) и очевидно, что «сегодня в университете по-настоящему процветают лишь группы, связанные с администрацией» (цитата по пасквилю). Конечно, если человек не пишет и не имеет грантов, с чего бы его лаборатории процветать? Для сравнения можно упомянуть научные группы Кукушкина В.Ю. и Красавина М.Ю. процветающие не на деньги администрации Университета, а на честно заработанные гранты. Просто работать нужно. А наш «доцент» за период с 2005 по 2018 выступал в качестве исполнителя АЖ в четырех (SIC!) грантах одном дешёвеньком РФФИ и трех грантах СПбГУ (SIC!) (возможно, и тут не обошлось без административного ресурса?:)). Причем во всех случаях он указан даже не в первой пятерке исполнителей, иначе говоря, это были не его гранты и даже не гранты по его непосредственной научной тематике. Мне закрадывается мысль, что в список исполнителей его включили «прицепом», только из политических соображений. Скорее всего, сейчас подобной халявы не получилось и наш герой резко переквалифицировался в «борца за правду с административным произволом». Ну что же, Good Luck, Mr. Gorski!
    В заключении повествования мне хотелось бы ответить на некоторые высказывания приведенные в пасквиле, затрагивающие меня как члена большой и дружной семьи факультета, в которую я вхожу с 80-х годов:
    «Я прошу остающихся здесь не считать меня дезертиром» (цитата по пасквилю) — ну что ты, Виталик!, тебя никто дезертиром не считает, ты просто шлак, пена и место твое на свалке истории, как говаривали большевики:).
    «Если вам потребуется моя помощь в разборе завалов, оставшихся от нынешних хозяев, я буду рад прийти на помощь» (цитата по пасквилю). — Ох… если ты сейчас никому тут не нужен, почему ты считаешь, что понадобишься в последствии? У тебя ЧСВ зашкаливает, как видно?

    Ну а вообще-то мне искренно жаль этого маленького, бесталанного человечика, не нашедшего себя в этой жизни, и, поэтому, обозленного на весь мир.

    Искренно Ваш,
    инженер-исследователь лаборатории химической фармакологии Института Химии СПбГУ к.4012.
    Кантин Г.П.

    1. Григорий, Сергей, все ваши комментарии очень верны и конкретны. Спасибо что написали, даже добавить нечего,Всем нам очень жаль конечно что человек повёл себя недостойно и оскверняет наш институт. Когда остальные работают, такие как Никаноров , Константин и т.д сидят и пишут гадости, вместо того, чтобы заниматья чем то полезным. Эти люди больше не имеют никакого уважения, надеюсь они никогда не придут больше к нам в Институт, так как только одно желание -плюнуть им в рожу.

    2. Георгий, считаю, что устраивать срач между сотрудниками института в общественных местах не очень этично, но пройти мимо ваших постов и оскорблений одного из наиболее уважаемых мной сотрудников не смог.
      С Виталием Владимировичем я не только в коридорах раскланивался, но и проработал с ним многие годы на одной кафедре. Такого интеллигентного и бескорыстного человека еще поискать надо, не говоря о том, что он является профессионалом в своей области с большой буквы П. И это не только мое мнение – подобной точки зрения придерживаются многие сотрудники кафедры, коллеги из других научно-исследовательских и отраслевых организаций и выпускники Химфака. Собственно на плечах таких людей и держался Химфак в сложные 90-е – начала 2000х (да и в последующие годы тоже). Ваши грязные инсинуации о шантаже и прямые оскорбления я считаю недопустимыми и связываю их только с тем, что вы не знали Никонорова В.В. лично и даже приблизительно не представляете уровень его компетенции. Уход Виталия Владимировича это большая потеря для ИХ СПбГУ в плане преподавания, а что касается рейтингов – время покажет (пока оно работает против политики руководства университета).
      Теперь то, что касается самого поста по пунктам:
      Если вы так радеете за обеспечение непрерывного преподавательского процесса, то почему поддерживаете идею, что к преподавателям предъявляют те же требования в плане публикаций и грантов, как и к научным сотрудникам? В конце концов, если вы сводите отношения в университете к системе работник/работодатель (в отличие от ХимФака, где это был единый коллектив), то обеспечение учебного процесса это проблема работодателя, но не как работника, который заменяем, является расходным материалом и не несет никакой ответственности перед обучающимися и коллегами.
      Ваш следующий тезис – «ОДНА СТАТЬЯ В ГОД ДЛЯ НАУЧНОГО СОТРУДНИКА ОЧЕНЬ МАЛО». Только дело в том, что Никоноров В.В. был не научным сотрудником, и даже не инженером-исследователем, а ДОЦЕНТОМ. Теперь про сами статьи. Во-первых, годная статья публикуется не один год, ширпотреб, конечно, можно опубликовать гораздо быстрее, но научной значимости в ней будет с гулькин нос – «Мы тут слили A с B, как это делали в 100-и других статей, и получили C, которое отличается от C из 100-ни других статей». Для того что бы сделать и опубликовать нечто более значимое нужно время и достаточно серьезные усилия, которые надо затратить помимо преподавания. Кто-то гонит ширпотреб, кто-то не считает нужным тратить на это время. Во-вторых – что ж вы, если это так просто, с 80-х годов (из вашего поста) опубликовали всего 11 статей (сразу оговорюсь, посмотреть, кто, сколько опубликовал можно в различных библиографических базах)? Вы себя как оцениваете по сравнению с заштатным студентом?
      Про выпускников – за время своей преподавательской деятельности Виталий Владимирович выпустил столько дипломантов, что многим и не снилось. Время прошедшее, но решение об уходе им было принято (судя по письму) заранее, и нежелание брать дипломантов, возможно, было связано с ответственностью перед ними (заметьте, не пред администрацией) – ВКР процесс длительный, и оставлять у разбитого корыта студента, который ни в чем не виноват, не правильно.
      Про гранты и все остальное писать уже не буду – и так много букв.
      В целом, уважаемый, Григорий, за науку вы, конечно, правы – не хочешь рубиться за гранты и писать тонны статей в высокорейтинговые журналы – до свидания. А вот за преподавание обидно – основным конкурентным преимуществом СПбГУ долгие годы было именно фундаментальное образование, которое в угоду неизвестно чему разменивается на неизвестно что. Об этом и так вами называемый «пасквиль» .
      Плодотворного вам творчества,
      искренне ваш,
      доцент ИХ СПбГУ,
      Виталий Панчук.

    3. «Искренно Ваш,
      инженер-исследователь лаборатории химической фармакологии Института Химии СПбГУ к.4012.
      Кантин Г.П.»
      Во отозвалось и не постеснялось…. дуй-ка на поточные лекции гений. Это надо же. «Движитель науки» отозвался. То-то я гляжу химия у нас в стране просто процветает!

    1. Спасибо, за поддержку!
      На мой взгляд, подобным «коллегам» нужно прямо высказывать в лицо, что о них думаешь:)

      1. Да н и не был Вам коллегой. Мне — был. Вы же и есть баллласт. Ваша Лысенковщина затила все.

  4. Уважаемый инженер-исследователь лаборатории химической фармакологии Института Химии СПбГУ к.4012.
    Кантин Г.П. Пршу Вас назвать Вашу ученую степень и звание. Инженера тут не достаточно. Также прошу Вас назвать Ваш преподавательский стаж и курсы лекций и практикумы (желательно потоковые), прочитанные Вами. А то Вы больно легко судите о нагрузке преподавателей.

      1. Где екционная нагрузка и потоковые курсы? Где, вообще, преподавательская нагрузка? Откуда такая осведомленность у инженера о статьях и прочих регалиях преподавателя? У инженера работы мало?

  5. Баловские жополизы возникают. Студенты, как раз, если они мыслящие, с пониманием отнесутся к данному уходу преподавателя, забастовка всегда в почете, когда режим начинает давить на здравый смысл и происходит закручивание гаек. Можете продолжать погоню за рейтингами, жалкие недоучёные.

  6. Гриша, это твое субъективное суждение и не более. Определяется оно уровнем, или планкой, допустимого морального падения. Если ты не выпустил сотню дипломантов с 80-х годов и по настоящее время, то твои оскорбления более относятся не к Виталию.

  7. может просто не захотел на «полставки» работать зф 10 тыс. в месяц)))))

  8. Для того чтобы комментарии серой посредственности Кантина (гордо называющего Химический факультет «наш», пришедший фиг знает откуда), были ясны всем, достаточно добавить, что он (Кантин) является гражданским мужем ИБаловой, директорши того самого Института Химии.

  9. Как же жаль читать ужасные вещи, которые пишут одни сотрудники о других, особенно это касается поста Reviewer. Это неимоверная гадость, которая, надеюсь, не затронет чувств Григория, так как вы (вы даже писать противно вы) не стоите этого! Reviewer — вы явно человек без какого либо достоинства, на редкость мерзкая личность…

    Виталий, все что Вами написано говорите от своего имени, а не от кафедры в целом и других институтов. Про какую интеллигенцию Вы пишите? Если все интеллигенты будут писать то, что ранее уважаемый доцент написал в своем пасквили, то данный термин будет иметь совершенно иное значение (негативное). Он сделал свой выбор, не принял правила игры и ушел. Зачем так писать о месте где столько лет проработал? И оскорблять здесь действительно работающих людей, а не приходящих в «присутственные» дни и в дни пед. нагрузки. Зарплату получал, уважением было, рабочее место было. Ничего плохого никто ему не делал. То, что Никоноров относился ответственно к студентам, не правда. Дипломная работа делается максимум за два года, для бакалавров год. Как раз он относился безответственно, получая зарплату доцента. Почему-то Вы, Виталий, не понимаете одного, ни в одном ведущем вузе не разграничивают преподавание и науку, все идет вместе, а если хотите аспиранта-получите на него грант. Это совершенно адекватная система, которая внедряется сейчас уже и у нас. Да, тяжело, зато с нужными показателями вы можете иметь и хорошее финансирование и перспективную тематику и привлекать студентов, а не заниматься по 40 лет одним и тем же с реактивами, которые стоят на полках уже 50 лет. Конечно эта система сейчас тяжела после того что было, но, как говорится, тяжело только в начале.
    А оскорблять работодателя за то, что изменились требования это абсурд. Не нравится — ищи другое место…А не пиши пасквили, которые потом размещаются в интернете недостойными уважения людьми.

    1. «правила игры»? В какую игру нынче играем? Кто напишет больше НЕДОстатей в месяц? Наука и преподавание- это не игра, хочу до вас это донести. А вы и вам подобные уже весь мир превратили в одну большую игру в деньги и влияние. Эгоисты настоящие.

    2. К сожалению, характерной особенностью последнего времени является не только появление в информационном поле многочисленных негативных писем/постов про СПбГУ, но и их бурное обсуждение. Уже в начале диалога уважаемый Сергей употребляет по отношению к письму Никанорова В.В. слово пасквиль. (Па́сквиль — сочинение, содержащее карикатурные искажения, клевету и злобные нападки, цель которых оскорбить и скомпрометировать какое-либо лицо, группу, партию…) Однако целью и этого письма, и тех писем, которые пишут о проблемах биофака и кафедры гидробиологии, и многих других, по моему является не клевета и злобные нападки на СПбГУ, а криком души и попыткой привлечь внимание к тем проблемам, которые разрушают наш Университет.

      От участников диалога прозвучало мнение о предательстве со стороны Никанорова, ушедшего в середине семестра. Но позвольте, все мы знаем, что были случаи, когда у некоторых преподавателей контракты с СПбГУ заканчивались до окончания семестра и они не были продлены администрацией СПбГУ до конца сессии. Дочитывали курсы и принимали экзамены уже другие преподаватели. Если организация может закончить трудовые отношения с работником в удобный для неё момент, то и работник имеет право сделать то же самое вне какой-либо связи с семестром. И ни о каком шантаже директора Института Химии в этом случае речи не идёт.

      Что касается критериев для переизбрания, то здесь наблюдается определённый перекос. Дело в том, что при формальном равенстве этих критериев для всех работников Института Химии, имеется довольно большая группа крупных грантодержателей, которые практически не ведут занятий. Все мы можем поискать фамилии в электронном расписании и обнаружить, что у ряда профессоров и доцентов запланировано крайне мало занятий в текущем учебном году (1 пара в неделю спецкурсов, а то и того меньше). С одной стороны администрация СПбГУ стращает, что на ставки тех преподавателей, у которых будет «слишком маленькая нагрузка» , конкурс объявляться не будет, а с другой стороны все понимают, что определённых людей при любой преподавательской нагрузке не тронут, поскольку они приносят в СПбГУ весомые грантовские деньги. А вот часы лекционных и семинарских занятий «раскидывают» на менее обеспеченных РНФами и РФФИ преподавателей, у некоторых из которых может быть и по 12 пар в неделю. При этом скидок за объём преподавательской работы особо нет: три статьи и индекс Хирша не ниже… вынь да положь. Теоретически в начале реформ предполагалось разделение на преподавателей-теоретиков и преподавателей-практиков, но в настоящее время этот механизм работает криво.

      Когда-то в одном здании на Университетском проспекте, дом 26 сосуществовали химический факультет и научно-исследовательский институт химии с разными сотрудниками, что позволяло худо-бедно сочетать и преподавание, и науку. Т.е. условный тов. Иванов И.И. мог быть либо научным сотрудником, либо преподавателем, либо и тем и другим в зависимости от желаний и способностей Иванова и нужд СПбГУ. Механизм также позволял не получать таких перекосов по объёмам педагогической нагрузки у преподавателей в разной степени занятых в науке. Теперь же в отчётах складывают преподавателя А с 0 пар занятий в неделю и Б с 12-ю парами и зарплату первого с учётом всех грантовых выплат и второго по бюджету, получая при этом средние цифры помпезных отчётов, которые напоминают «сферического коня в вакууме». А за потоковыми курсами и семинарами профессора и доценты богатых на гранты групп почему-то не бегут, расталкивая друг друга локтями… Так, Григорием были упомянуты группы Кукушкина В.Ю. (https://timetable.spbu.ru/EducatorEvents/1687) и Красавина М.Ю. (https://timetable.spbu.ru/EducatorEvents/5898). Ссылки на электронное расписание этих преподавателей в весеннем семестре я привела. Преподавателя по фамилии Кантин обнаружено не было https://timetable.spbu.ru/EducatorEvents/Index?q=%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD . В большом количестве грантов ничего плохого нет: много комнат отремонтировано, ведутся перспективные исследования, студенты толпами идут именно в «богатые» группы. Уважаемый Химик об этом очень красочно написал. Однако в погоне за этим потихоньку начинает исчезать Университет, как ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ центр, что, собственно говоря, многих и беспокоит. Тот же Вадим Юрьевич когда-то хорошо читал лекции по аналитической химии и, теоретически, мог бы поднять упавшую с Никанорова «лямку препода», который по словам Григория всего лишь «шлак и пена, место которому на свалке истории». Но этого не произошло. И не потому, что Кукушкин «плохой», а Никаноров «хороший», или наоборот. А потому, что в институте уже во многом сформировались два практически не общающихся и не пересекающихся друг с другом мира с разными целями, задачами и интересами: «грантоносцы» и «просто преподы». Причём вторые зачастую чувствуют себя незаслуженно ущемлёнными в одном из ведущих высших образовательных учреждений страны. А результаты заталкивания и тех, и других в формально единые рамки «научно-педагогических работников», но с фактическими льготами для одной из групп, мы с Вами обсуждаем, к сожалению, в формате общественной дискуссии.

      Если уважаемый Химик выражает мнение нашей администрации и говорит о том, что «ни в одном ведущем вузе не разграничивают преподавание и науку, всё идёт вместе» (что и было, не идеально, но было же, во времена сосуществования Химфака и НИИХа), то надо как-то не плодить перекосы и помнить, что в первую очередь СПбГУ — это бюджетное образовательное учреждение и во вторую — хороший научный центр. Совершенно непонятно, почему и Григорий, и Химик рассматривают письмо Никанорова, как оскорбление работодателя. То есть как вещь незаслуженную. Ведь если бы у этого письма не было оснований, его бы забыли к концу того дня, когда его вывесили. Ан нет… Общественность СПбГУ продолжает мусолить и эту тему, и другие связанные с управлением ВУЗом. К чему бы это… Может администрации стоит рассмотреть его как попытку человека описать состояние нашего Института уже взглядом со стороны… Вы же учёные! Или были ими когда-то… Порефлексируйте для разнообразия!

      В нашем ВУЗе, к сожалению, в последнее время набрана «скорость убегания». Количество ушедших по разным причинам полностью или пока частично (ещё числящихся, но более активно переключающихся на сторонние проекты) очень велико и продолжает расти. Освободившиеся вакансии пока удаётся закрывать молодёжью, что само по себе явление в целом положительное, но при массовости замены опытных преподавателей на новичков сохранить УРОВЕНЬ нашего ВУЗа будет крайне тяжело.

      В этой дискуссии возникновение термина «лысенковщина» абсолютно не случайно. В переносном смысле этот термин, как известно, может использоваться для обозначения для любого административного преследования учёных за их «политически некорректные» научные взгляды. В приложении к СПбГУ речь идёт не о научных взглядах, а о взглядах рядовых сотрудников на управленческие решения администрации. Вне зависимости от того, насколько права или не права администрация в своих решениях, должны быть механизмы, которые бы обеспечивали обратную связь. И опять, при формальном их наличии, работает всё крайне плохо. Служебки в Главное здание зачастую или пропадают в недрах, или возвращаются с формальными ответами, что неудивительно при том количестве запросов, которые все пишут, не найдя решения на уровне факультетов и институтов. Комиссия по этике воспринимается общественностью не как примирительный, а как карательный инструмент администрации СПбГУ. Производственные комиссии профкома собираются месяцами и так далее. А проблемы-то не решаются! Более того, одна нерешённая проблема через пару месяце тянет за собой другую, третью… В прежние годы практически всё высшее руководство СПбГУ, занимая административные должности, оставалось преподавателями и учёными, которые на своей шкуре чувствовали последствия принятых ими решений и боле-менее оперативно корректировали их, если что-то было недодумано на стадии планирования. Теперь совмещение фактически запрещено, и таких осталось совсем немного.
      Теперь администрация варится в своём соку, а преподаватели в своём. В результате из уст многих сотрудников Главного здания регулярно несётся посыл, который можно кратко сформулировать словами: «Народ нам достался не тот!» Или словами уважаемого Химика: «Всем нам очень жаль, конечно, что человек повёл себя недостойно и оскверняет наш институт» (университет, факультет — нужное подчеркнуть, недостающее вписать самим).

      А как поступить по другому, чтобы и проблемы решались до ухода со скандалом очередного сотрудника, и ВУЗ не выглядел пугалом, когда наша внутренняя кухня опять и снова вывалилась в инфополе? Ответов пока нет. Безумно обидно за текущую ситуацию в нашем ВУЗе. Вроде бы на бумаге у нас всё есть, всё предусмотрено, всё красиво. В отчётах от Главного здания всё тоже очень достойно. Значит, наверное, до точки невозврата мы ещё не дошли, что вселяет надежду. Но в реале мы имеем массовое недовольство на уровне рядовых работников, увольнения и многочисленные, к сожалению, «письма Никанорова», на фоне которых наши прорывы и позитивные достижения меркнут. И с этим надо что-то делать.

      С уважением,
      заведующий учебной лабораторией
      общей и неорганической химии СПбГУ
      Алябьева Виктория Петровна.

  10. Я только не пойму, с какой стати используется фотография с открытой лекции старшего преподавателя Е.О.Калинина в Большой химической аудитории от 01.03.2019 ??!!! В рекламе не нуждаюсь! Прошу «снять из эфира» эту фотографию в ТАКОМ контексте!

  11. Вас разводят как лохов менеджеры от западного образования. Они хлопают в ладоши и благоволят тем, кто соответствуют их критериям. Болонская система, хирши, скопусы все это им нужно, чтобы отобрать специалистов, которые могли бы работать на запад. Сколько студентов наших вузов работают в России по специальности ? Каков уровень их подготовки ? С этой точки зрения преподавателя не оценивают. У нас нет оценки качества преподавания.
    Ректор в этом виноват? Он продукт системы. Как говорил водопроводчик в старом анекдоте — систему менять надо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: